Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Центоны и прочее

(знаю-знаю определение термина в классическом смысле, но автор так видит)

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
Одержимый холопским недугом.
До прожилок, до детских припухлых желез –
Целый город с каким-то испугом.

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Ты, считающий жизнью завидною
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,
Упоение лестью бесстыдною.

Узнавай же скорее декабрьский денёк
Под пленительным небом Сицилии,
Где к зловещему дёгтю подмешан желток
Безмятежней аркадской идиллии.

Петербург! я еще не хочу умирать
С выраженьем надежды и муки!
У тебя телефонов моих номера,
Загорелые лица и руки.

Петербург! У меня еще есть адреса,
Привезут к нам останки твои,
По которым найду мертвецов голоса –
Дорогой и любимой семьи

Я на лестнице черной живу, и в висок,
У подъезда судов и палат,
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
Свету божьего солнца не рад.

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Иль, судеб повинуясь закону,
Шевеля кандалами цепочек дверных,
Создал песню, подобную стону…

***

Ах! какая смешная потеря!
И вода по асфальту рекой...
Стыдно мне, что я в бога верил.
Отчего я весёлый такой?

***

Кавалергарды, век не долог,
Бессмысленный и тусклый свет.
Труба трубит, откинут полог.
Все будет так. Исхода нет.

Ночь, улица, фонарь, аптека,
И взор туманится слегка.
Живи еще хоть четверть века -
И всё, как будто на века!

Течёт шампанское рекою
И повторится все, как встарь.
И всё, как будто под рукою:
Аптека, улица, фонарь.

Остальное запихну в комментарий, шоб ленту никому не рвать.

Живая история

MacArthur_Landing_Site_zps7k5xohhl

Был у меня на приеме пациент. 97 лет, ветеран Тихого Океана, Air Force.

Он был в первой волне десанта на остров Лейте, Филиппины под командованием легендарного генерала Дагласа МакАртура, памятник на заглавном снимке.

Пациент мой там отличился, наполучал кучу наград, заслужил личную благодарность МакАртура и ФДР на приеме в Белом Доме.

О нем сняли документальную фильму для Библиотеки Конгресса, она теперь там на вечном хранении.

В прошлом году он не поехал на президентский прием, как не ездил и к Обаме. "Устал я от них", - говорит. "Их много, и каждый норовит пригласить, не наездишься".

Вот такие неожиданные встречи порой подкидывает жизнь.

Douglas_MacArthur_lands_Leyte1(1)

Время, назад

Зимнее время всегда наступает зимой.
В зимнее время зима задержалась навеки.
В зимнее время все люди стремятся домой.
В зимнюю ночь, и фонарь, и канал, и аптеки.

El amor en los tiempos del cólera

На Дерибасовской случилася холера -
Её схватила одна блядь от кавалера.
Пусть Бога нет, но Бог накажет эту бабу,
Что в подворотне где-то видала арабу.

Вот из-за этой неразборчивости женской
Холера прёт уже по всей Преображенской.
Заговорили о холерном вубриёне
На Мясоедовской, в порту, на Ланжероне.

Чтоб я так жил, как мне нужна эта холера!
Но тут врачами была выдумана мера,
Чтоб в страшных муках всем нам не усраться,
Определили нас в одну из обсерваций.

Нет, нам вакцин-таки французских не давали,
Велели, чтобы жопу хлоркой обмывали,
А чтоб имели мы к тому чего смешного,
К нам подсадили даже Мишу Водяного.

Чтоб я так жил, какой обед нам подавали -
Его гуляш вам захотелося б едва ли,
Зато еду мы получали троекратно -
Какого хера вы б хотели за бесплатно!

Затем врачи нас всех забрали на заметку,
Велели всем они покакать на газетку,
И как сказала тётя Соня с Молдаванки -
Засрали все они:, с-под майонеза банки!

Нет, за любовью женской мы-таки не гнались,
Молили бога, чтоб роскошным был анализ.
Какую даму за говно вы б не спросили,
Она кокетливо ответила вам - "Или!"

Вот вам история одной из обсерваций,
Где нам пришлось для государства обосраться,
И вот вам песня поколеньям в назиданье
За ту холеру, что досталась на свиданье
с Одессой-мамой...

(с) К. Беляев

На злобу дня

Людмила Петрушевская "Гигиена"

https://www.rulit.me/books/gigiena-read-133851-1.html

"Однажды в квартире семейства Р. раздался звонок, и маленькая девочка побежала открывать. За дверью стоял молодой человек, который на свету оказался каким-то больным, с тонкой, блестящей розовой кожицей на лице. Он сказал, что пришел предупредить о грозящей опасности. Что вроде бы в городе началась эпидемия вирусного заболевания, от которого смерть наступает за три дня, причем человека вздувает и так далее.

..."

И когда ты думаешь, что видел все...

Порой забываешь, где ты живешь. Это нормально, потом привыкаешь, и непривычное доселе становится ежедневной нормой, ты стреляешь зажигалку у Киану Ривза на лавочке курящей секции отлетов в LAX, далее по списку.

Не похваляюсь. Не я такой, город такой.

Так вот, звонишь пациенту подтвердить время визита, а он искренне извиняется: "Давайте перенесем, доктор. Пожалуйста. У меня в тот день, так уж получилось, вручение мне Звезды и открытие той самой звезды на Аллее Славы, на Голливуд Бульваре".

"Говно вопрос", отвечаешь ты, вспоминая первые джинсы и жевательную резинку в Союзе. "Со всеми может такое случиться", и он рад, что хотя бы есть еще люди, кто видят тебя человеком, а не вырезанной из картона двухмерной картинкой в книжном магазине.

Мэл Гибсон от души ржал, когда я сказал ему в качалке: "Вот сейчас немедленно захлопни пасть и меня слушай! Знаток ты, мля!" Ну, заебал. Слава на него обтерлась, автографы просят, но вот попиздеть не с кем.

ЕЩЕ РАЗ, для мичманов и прапорщиков: я совсем не похваляюсь, совсем, просто делюсь.Первый человек в данном сообщении и сейчас мой пациент, я никогда не назову его имя.

Мэл - просто чувак в спортзале.

Речь не идет о возможных юридических проблемах, отнюдь, но лишь о кодексе чести, что привит с благодарностью с детства.

Тот неловкий момент,

когда Девушка заходит к тебе в кабинет с одной лишь целью - поцеловать тебя куда-нибудь, а ты на телефоне:

- Yes, honey.
***
- I know, honey.
***
- Honey, I will do my best!
***
- Listen, honey, don't you ever doubt that!
***

Ты оборачиваешься, и у Девушки решительный и серьезный взгляд, ибо она сейчас вспоминает номер того чувака, который помогает быстро и незаметно избавиться от трупа.

И у тебя есть ровно десять секунд объяснить, что это ты с пациенткой в телефон говорил, ее на самом деле зовут Сандра, ей вот уже почти 93 года, но ее с детства все называли Honey, и ей это нравится и она на этом настаивает.

Ты знаешь: век уж твой измерен, недолго музыка играла, недолго фраер танцевал, и перед глазами проносятся замечательные кадры из великолепной фильмы Match Point, ты видишь зависшее в воздухе кольцо и не знаешь, куда оно упадет, по какой берег Стикса.

Уключин скрип,
Харона хрип,
Би-и-и-и-и-ип...



Если вы читаете эти строки - я остался жив.

Когда думаешь, что знаешь до хуя, или Clinical Case No

Оказывается, ни хуя ты не знаешь, и даже не пытайся.

Надеюсь, Молли заглянет, интересный клинический случай.

Привозили раз за разом пациентку: ступорозная, кататоническая, сидит в кресле, не двигается, даже не отвечает на провокации, не идет играть в баскетбол, ни петь, ни свистеть; не реагирует на внешние стимулы, на родственников, на звуки, на запахи, на тактильные раздражители - ни на что.

Дышит тихонько. Все.

И тут, блин... У меня в приемной играет разная музыка - и сердцу весело, и наблюдать интересно: кто реагирует на классику, на джаз, на рэп, на рок, на классику. (На полях: по какой-то причине универсальнее всего по среднему результату действует La donna è mobile. Культурные, нафиг.)

Короче, тут блин заиграло это, и пациентка ебическим чудом воспрянула, ожила, проснулась, начала сидя подтанцовывать, подпевать, улыбаться, реагировать на окружающих, приглашать их в свой внутренний круг оценить обстановку. Вдруг, соверешенно неожиданно, началась интеракция с миром. Я аж охуел.

Внимание зала, и я не шучу. Гиппократ не разрешает.



С поля ветер, с пизды гости. Так и записал в журнале.

Причем, ставишь другого Мородера - ноль. Ставишь нечто похожее, вроде Camillo - ноль. Ставишь оригинальную песню The Moody Blues - ноль. Выключаешь - выключается наглушняк. Включаешь - как волшебная палочка.

Чо вот теперь с этим неожиданным опытом делать, я не знаю. Как-то можно и нужно применять, а как - я не знаю.

"Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников
Екатеринбург

Лауреат премии "Национальный бестселлер - 2018".

http://rubook.org/book.php?book=360765&page=1

Очень хорошо. Да, видны заимствования, точнее, источники: "Диалоги" Платона, Аверченко, Веничка, Пьецух, Сологуб, Достоевский, etc. - но не скопировано, а переработано и развито в новой трактовке, взято за некую основу и сплавлено в одно весьма интересное произведение.

Рекомендую.

Диагностические маркеры требухи

В Древней Этрурии и Древнем Риме в большом почете и уважении были гаруспики - жрецы, что предсказывали будущее, раскрывали тайны мироздания, давали важные политические советы и лечили людей на основании вернейшей методологии: тщательный осмотр и исследование внутренностей свежезакланных жертвенных животных.

Наибольшую информативную ценность несла печень только что убитого черного барана: ее доли, бугры и впадины наиболее точно и полно соответствовали картине строения космоса. В процессе дальнейшего развития дисциплины были открыты и доказаны неоспоримые диагностические свойства сердца, легких и селезенки, в том числе овец и домашней птицы. Остановившиеся в своем научном прогрессе ретрограды объясняли столь радикальные нововведения элементарной нехваткой печеней и баранов, но мы знаем, первопроходцам науки приходилось нелегко во все века.

И вот теперь, профессиональный вопрос (!): очень интересно, наши нынешние, суперсовременные и разнообразные методы диагностики множества заболеваний и патологий примерно так же будут восприниматься наукой и людьми через полторы-две тысячи лет?