Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мистер и Мандарина

Я в детстве практически наизусть выучил это нелегальную перепечатку Булгакова. Мне тогда казалось, лучше книг в мире не бывает. Вот оно - совершенство, вот она - совершенно законченная вершина мастерства.

Раз пятнадцать перечитал в период гормонально-возвышенной пубертации. И все было так, как оно не бывает, но хочется, чтобы было.

Зацепил как-то с полки, захотелось вступить в давно ушедшие воды. Не получилось. Зато, нашел много аналогий с Ильфом и Петровым. Забавно. (знаю, что другие сравнивали, но я-то сам допер)

А вот Искандер до сих пор близок.

Если кто собрался помереть, то хуй ему запретишь

Мы сегодня об ашкенази, об Ашкеназим, о иддиш и клейзмере. О культуре, людях и традициях, каких почти уже нет.



Рвать волосы на жопе past factum никогда не было продуктивным, но вспомнить слева кудри токаря Шагала и справа кузнеца Алейхема - отдать честь и почтение тем. Им.

Есть у меня и всегда будет очень близкий друг в Израиле, доктор тоже, заслуженный-простуженный, учился в Уральских горах, потому что из Днепра его попросили, очень корректно и участливо, попросили убраться на хуй и лучше не пиздеть. А у нас в городке была вольница, пофигу ты кто, хороший от не очень хорошего не в паспорте прописана разница, по делам. Свободный город всегда был. Напишу эссе как-нибудь, а то один наш поэт-политик уже достал напоминаниями об обещанном.

Возвращаясь к теме, я спросил другана своего: Коэна обсудили, а чо там у вас нащщот Хавы Алберстайн? И тут он такой неожиданно - Who the fuck is Alice? Какая такая Хава? Кто здесь?

А я упрямый и умею аргументированно поддержать свою точку зрения, потому выдвинул встречный тезис: - Ты головой ебанись, полковник хуев! Хава - она же из последних, кто помнит традиции клейзмера, Ашкеназим, идише и одесской селедки. Она приезжала с концертами к нам на поселок несколько лет назад. Билеты невозможно было достать, и в зале плакали люди и плакали их внуки. Я ему: - Вадик! С вашей семьи Алейхем заплачет! Вы же блять ходячая энциклопедия, и я уже на стал вспоминать Менделя, отца моего другого друга-доктора, который прошел всю войну и всю совдепию с книгой в голове.

Ладно, у меня, чесслово, на стенке оригинальный принт Шагала. Он самолично их сделал десяток, один достался мне. Такая блин вечная молодость. Не хвастаюсь - делюсь со всеми.

Chagallours

Say what you feel like saying, think whatever comes to your mind. I do respect your views, however I would really appreciate your blessed ability to judge and be the judge.

Обострение хронического иконоклазма. Коэн, כֹּהֵן, Ааронид.

Гениальный поэт и донельзя слабый человек. Не такой наглый, как Пушкин, но неприятно мелковат и мстителен порой, особенно по отношению к женщинам.

Помнится, мы с Антоном Борисовичем обсуждали как-то противоречия Леонарда Коэна, частью личные, частью вынесенные памятью предков из штетла внуком Рава Соломона Клоницки-Кляйна, признанного талмудиста. В доме Облонских все пошло по пизде в прямом и переносном смысле этого выражения.

Повторяю для мичманов и прапорщиков: гениальнейший поэт. Точка приложения гениальности не всегда в истории бывает уместна, Шпеер не даст соврать.

Намешано там даже хуже, чем у меня в голове. Скажем, First We Take Manhattan. Автор видео очень хорошо уловил первый слой - одиночка-бунтарь укажет людям путь к счастью, пусть и ценой их жизней, не его заботы. А хули, he just felt like running.



Но дальше там больше.

'First We Take Manhattan' - RAF, Каляев, "Бесы", талибан. Манифест упертого и упоротого террориста-фанатика, короче. Молодость и зрелость пришлись на времена Rote Armee Fraktion (Baader-Meinhof-Gruppe) и Brigate Rosse. Натурально, Берлин являлся неким средоточием зла для того поколения.

Еще один смысловой оттенок - некая попытка перевести стрелки на неведомых "них", свалить вину за свои действия на "них". Оправдаться.

They sentenced me to 20 years of boredom
For trying to change the system from within
I'm coming now, I'm coming to reward them
First we take Manhattan, then we take Berlin

Дескать, это "они" загнали меня в тупик и не оставили выбора, хорошо зная как вышло с его предками из Российской Империи в 1917 году.

Полагаю, некоторые не вполне правильно воспримут данный смысловой слой.

Скажу лишь, Коэн пытается ответить на тысячелетний вопрос об оправданности ответного насилия, дескать, зло порождает зло. Насколько «Солнце мёртвых» было зажжено самими мёртвыми. Не мы такие - жизнь такая. Операция מבצע זעם האל Mivtza Za'am Ha'el.

I'm guided by a signal in the heavens
I'm guided by this birthmark on my skin
***
But you see that line there moving through the station?
I told you I was one of those

Не ответил ни он, как и никто до него, как не ответит никто и никогда. Это произведение больше вопрос к себе самому, нежели заявление с точкой.

Потому что ...I used to live for music...

В следующем выпуске мы рассмотрим, почему Everybody Knows сводится лишь к четырем строкам

"— Ну и дела же с этой Нинкою!
Она жила со всей Ордынкою!
И с нею спать ну кто захочет сам!..
— А мне плевать — мне очень хочется!"

And enterprises of that...

... and it gets really tricky afterwards. Is it "pith" or "pitch", "this regard" or "these regards", "awry" or "away"? Depends on what exactly you're quoting: the first quarto, the second quarto or the first folio.

Так или иначе, речь не о Шекспире. Натолкнулся только что на первое появление "Браво" и Агузаровой на ТВ. Программа "Музыкальный ринг", Алла Пугачева протолкнула их туда, спасибо ей. Феноменальная Жанна, искренняя и открытая, безупречно талантливый Хавтан, все дела, эмоция момента.

Потом Жанна говорит, веря в свои слова, "не знаю, что будет через пять-шесть лет", а ты знаешь, что было через пять-шесть лет. Давайте попытаемся оставить хорошее хорошим в нашей памяти.





Некоторые люди могут, и это их право, могут посчитать обе композиции копиями. Для меня это омаж, уважение.





Навеяло. От нечего делать во время дождя.

Когда-нибудь я расскажу всю забавную историю.



Самые лучшие строки Ильи Кормильцева. Зачем мой друг Некрасов бил ему рожу в подъезде своего и ихнего по соседству, я тоже не могу понять.

Но песня великолепна.

И еще, в догонку

Там ниже, мой любезный гость назвал Цоя "рисунком". Презрительно так назвал. Это его мнение, я искренне уважаю его право на его мнение, что простом русском языке значит "меня не ...".

Я вот чо подумал, и тут мне нужна будет помощь друзей - все значительные в истории произведения искусства, литературы, философии созданы кончеными самовлюбленными рисунками. Невероятными.

Поименно или мысль понятна?

Папа и сын Бернини? Платон? Петрарка?

Поматросил и бросил

Задумался вот тут на пробежке: поэты - они такие, раз-два и дальше пофигу, герой дальше ни в рифму, ни в размер, ни в лыко, ни в строку.

Нормально, ладно. Никто его не приглашал.

Другое дело прозаики. У них и времени больше, и пожрать чего, они сидят и сочиняют между переменами блюд. Они сочиняют нам героев книжек и рассказов. Потом обязательно еще фильма выйдет по мотивам.

И вот что огорчает: прозаик берет героя уже при пизде и при сарафане, состоявшийся, карьера там, образование, все дела. Согласен, ссылки на прошлое часто присутствует, дескать, откуда рога выросли.

Но! Как часто героев бросают после сдачи последней рукописи в редакцию? Всегда. А мы же к ним привыкли, мы уже как-то сопереживаем и хотим знать, что там дальше. А их, раз! - и нету. И мы такие: "и чо там?" А прозаик пьет вино в Тичино и в ус не дует.

И бродят неприкаянные

Жеглов
Корейко
Шарапов
Смолетт
младший Кирсанов
Фокс
(героев моей любимой книги я брать не буду)

Никогда не возвращайся в прежние места

Одна из самых близких и любимых вещей мировой литературы всех времен и народов, кроме других - Cannery Row.

Фантастическая поэза, виньетта, шторы, давай купим шторы - ты не реви, давай купим, тут одна фигня - у нас окон нет.

Читаю/читал раз в году. Весь Стайнбек делится на Cannery Row и на все остальное.

Теперь о грустном. Лучше бы я никогда не узнал и не прочитал, но фарш невозможно прокрутить назад. Стайнбек написал продолжение - Sweet Thursday. На ху я?

Те же герои, Док и Мак, тот же пейзаж, но в профиль. После войны, как Воннегут в старости. Автор пощадил лишь одного азиата, владельца магазина. Его нет. Он ушел со временем.

Развидеть бы.

Иногда, оно правда

Говорил сегодня днем с новым партнером - японо-этим.

И я ему такой, Тойота-сан, или как тебя по отчеству, Митсубиши или хули? Короче, это правда что есть великолепная и серьезно великолепная поговорка:

“He who climbs Mt. Fuji is a wise man; he who climbs twice is a fool.”

Он такой на серьезе и в непонятках: "А на хуя ты туда второй раз полезешь, придурок?"

А-а, в этом смысле...

...лишь вчера я любил Калининский, а теперь выбираю Арбат...

 photo Nighthawks_by_Edward_Hopper_1942_zpso0dkanva.jpg

И да, я люблю Макар Андреича, И да, мне похуй нынешние терки, а вот "Свеча" мне не похуй". И "Марионетки" не похуй. И "Синяя птица" тоже.

Образ за кадром, только стихи и музыка. Как Ленард Коэн, ни фига не музыкант, не песнесочинитель - поэт.



Д о п о л н е н и е. Послушал еще и позднего Макаревича, пришел к выводу - он стонотливый, плаксивый, вяхлый и слабый хуй. Реки не могут никуда не течь, птицы не могут не летать, люди не забывают про время. Люди помнят время прошлое, настоящее и остающееся.

Жаль. Как прочитать Sweet Thursday.