Дон (dr_eburg) wrote,
Дон
dr_eburg

Category:

Стабильность - признак мастерства?

Промышленность распределяется так: в России - главным образом добывающая, за границей - обрабатывающая. Я до сих пор не могу забыть, как хозяин римского отеля обсчитал меня на 60 лир, добытых в России.

(с) А. Аверченко
1911

Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Все тихо, спокойно, и протестует только одна немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания. И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз.

(с) А. Чехов
1898

Убитые! Раненые! Как мы привыкли к этим словам. Никого они не смущают и ни у кого не вызывают возгласа: “Какой ужас! Какое горе!”

Раненые и убитые – это слова нашего быта. И сами мы… вполне можем стать и ранеными, и убитыми.

(с) Тэффи
1919



Утром, одурманенные вином, азартом и сигарным дымом, выходили из клубов банкиры и сахарозаводчики, моргали на солнце воспалёнными веками. И долго смотрели им вслед тяжёлыми голодными глазами тёмные типы…, подбирающие у подъездов огрызки, объедки, роющиеся в ореховой скорлупе и колбасных шкурках.

(с) Тэффи
1919

- А ты был когда-нибудь в Москве?
- А на що она мне? … Там, говорят, нажива одна, людодёрство, усе норовят друг над другом поверхность одержать, друг у друга что ни есть ухАмить…

(с) И. Бунин
1927

Совсем недавно беспощадный ослепительный прожектор “Русского знамени” перешёл с газет на частных лиц, попал на меня, осветил все мои дела и поступки и обнаружил, что я, в качестве еврействующего журналиста, тоже подкуплен и – продаю свою отчизну оптом и в розницу, систематически ведя её к распаду и гибели.

(с) А. Аверченко
1910

- Наши аэропланы, брат, самые лучшие в мире. В три раза лучше немецких. У них неуклюжая прочность и только, а у нас!
- Откуда ты это знаешь?
- Как откуда? Мало ли откуда? Это даже иностранцы признают. А ты, значит, не патриот?

(с) П. Романов
circa 1914-1916

– А куда ж нынче без ругани сунешься, тут, когда всё горло продерёшь, тогда только и проткнёшься.
- Молитву бы сотворил.
- Молитву… Что ж, тебя оглоблей, скажем, в бок саданули или не хуже теперешнего сундуком в рыло заехали, ты и будещь молитву читать… Двинул матом как следует, вот и ладно. На что лучше.
- И всё нехорошими словами. Заместо того, чтобы перекреститься перед дорогой, он по-матерному.
- Это у нас заместо господи благослови идёт
- Нешто можно без ругани! Они уж природу кверху тормашками хотят перевернуть.
- Говорят, лучше нас нигде не ругаются, всех превзошли.
- Да уж насчёт этого можем.
- Немцев мы учили по-нашему, так те прямо диву дались. Мы, говорят, далеко до вас не дошли.
- Когда ж им было, всё пушки свои лили…
- А то рабочий у нас тут один из Америки приехал (тоже манжеты эти, ну, одним словом, всё до точности), а как, говорят, на границе первое матерное слово услышал, так сердце и запрыгало, перекрестился даже.
- Родина, брат… Что там ни говори.

(с) П. Романов
1918

...Самым тяжелым видом взятки, как я уже сказал раньше, надо считать третий - без угроз и напоминания, наиболее частый в последний период русской жизни.
- Видите ли; я хотел бы, чтобы эта бумага...
- Не могу-с
- То есть даже не то, а чтобы...
- Не могу-с.
- Я, собственно...
- Не могу-с.
Оторопевший человек, которому нужно получить бумагу во что бы то ни стало, растерянно оглядывается по сторонам, краснеет и начинает гибнуть на глазах у окружающих.
- Разрешите мне только передать вам эту бумагу...
- Не могу-с.
- У нее в середине копия. Зеленая.
- Не могу-с.
- Синяя.
- Знаете ли, не могу-с.
- Красная, черт возьми...
- Красная? Гм!.. А вам что, собственно, угодно?
* * *

Историю взятки писать очень трудно. Немыслимо описывать состязание двух лошадей, когда обе только что пущены со старта. А взятке до своего предельного пункта еще очень далеко. Мы … только можем описывать взятки в России, как хроникеры текущих событий. Быть может, какой-нибудь правнук напишет эту историю не только сначала, но и до конца... У нас, к сожалению еще нет морального права написать одно маленькое слово в неиссякаемой истории взятки в России: конец.

(с) А. Бухов
1915

Милая моя, не читай газет, не читай их вовсе, а то ты у меня совсем зачахнешь.

(с) А. Чехов
из письма к жене, 1904

Я в Германии – в бедной, разрушенной войной и инфляцией и тем не менее богатой стране, если помнить о нищете в России.

Подруга тащит меня в ближайшее кафе и заказывает пирожное со взбитыми сливками.

(с) О. Чехова
1921, Берлин

Как это неправдоподобно ни покажется, но русский человек лгать не умеет.

Лганьё есть искусство – и искусство трудное, требующее ума, таланта, характера и выдержки. Хорошо солгать так же трудно, как написать хорошую картину, и доступно далеко не всякому желающему.

Да, русский человек не умеет лгать, но, кажется, в такой же мере он лишён способности говорить и правду. То среднее, к чему он питает величайшую любовь и нежность, не похоже ни на правду, ни на ложь. Это – враньё. Как родная осина, оно появляется всюду, где его не звали, и заглушает другие породы; как осина, оно ни к чему не пригодно, ни для дров, ни для поделки, и как осина же – оно бывает порой красиво.

(с) Л. Андреев
1901

И нет добрых глаз, доброго взгляда. Вот это страшная черта советских людей, я её часто замечал: недобрые глаза и отсутствие улыбки.

(с) Б. Зайцев
1921

РУССКИЙ ФИЛЬМ

Герой ни блондин, ни брюнет,
И не о нём речь-то.
Героя вообще нет,
А есть нечто.
Нечто – это борьба миров
Высшего порядка,
Настоящая песня без слов,
И вообще загадка.
Начинается же всё с того
Вечно-рокового,
Что она любит одного
И в то же время другого.
А этот самый один
Изводится от сомнений,
Брюнет он или блондин,
Беспутство или гений?
Затем рушатся все миры
Под рёв стихий и ветров.
…А в картине-то полторы
Тысячи метров!

(с) Дон-Аминадо
1927

…и если есть на небе звезды, он целые ночи сидит и все
смотрит. Ему это могли бы простить, если бы он был ученый или, по крайней
мере, немец, но как он был простой русский человек - его долго отучали, не
раз доставали шестами и бросали навозом и дохлой кошкой, но он ничему не
внимал и даже не замечал, как его тычут.

(с) Н. Лесков
1880

Сила русского человека часто измеряется количеством алкоголя, которое он может безнаказанно поглотить.

(с) Ф. Шаляпин
1920

На днях я получил нижеприведенное письмо - очень рекомендую его вниманию товарищей, убежденных, что они строят "социалистическое отечество":

"В последней Вашей статье Вы пишите, что очень много денег привозят солдаты в деревню и вы удивляетесь откуда у них такой копитал. А вот Вам пример, мой брат, солдат на войне не был, службу нес легкую в Петрограде, а потом устроился в охране на железной дороге, и там проходили поезда со спиртом, который он с другими должен был охранять. И вот прослужив там два месяца он привез домой 5 тысяч руб. А заработал он чесно: когда поезд стоял они открывали вагон сверлили бочку (а может быть как-нибудь по-другому делали), только набирали в бутылки спирту (он был не один) опять запирали вагон, пломбировщик пломбировал вагон, и все было в порядке. Деньги делили по старшенству, и так было месяца 2-3. Вернулся он домой в неделе назад, положил деньги в банк, все были так довольны, все соседи наперерыв приглашали его к себе и сосватал он себе богатую невесту, ведь деньга деньгу любет. Ни один человек не осудил его, только мне сестре его простой крестьянке стыдно и больно, что у меня брат вор-казнокрад. А таких как он сотни тысяч.

Крестьянка N губ., N уезда, а деревни не пишу".

(с) М. Горький
9 апреля 1918-го года

…шантажом вымогал деньги, причём оперировал угрозой выписать “кавказских боевиков”.

(с) Мартов в письме Аксельроду
3 сентября 1908
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments