Дон (dr_eburg) wrote,
Дон
dr_eburg

Categories:

Обычный день обычной бабушки

Елена Андреевна N***, год рождения - 1914, место - Воронеж, происхождение - незаконнорожденная, мать - из крестьян, отец - не установлен.

Разговор и простой, казалось бы, и не очень - как проводит свой день воронежская бабушка девяноста четырёх лет от рождения?
...

Завтрак... До завтрака ещё далеко, пока она проснулась спозаранку, годы уже не те - долго спать, проснулась в своей двухкомнатной квартирке, больше не дают от государства, да большего ей и не надо на одну, дед-то ещё там помер, царствие ему.

Квартирка не бесплатная, врать она не будет, зачем? Треть пенсии уходит на жильё, это есть. Понятно, квартира дороже стоит, но разницу подбирает государство, а с Елены Андреевны больше трети пенсии по закону попросить не могут. И выселить не могут, так и будет она там жить, пока дед её не позовёт с того света.

Суставы на руках сильно ломит, от этого ещё просыпается. А как не ломить? Смолоду тяжело работала: сначала в поле, потом в том же поле в колхозе, потом угнали, потом посадили, потом выпустили, потом грамоту дали какую-то, потом ещё чего-то было, уж не упомнить, дед вот жив был когда, он всё точно знал, дурак этот горячий, а опухоль всё одно его съела. Нет больше деда с ней.

Завтракать дома не стала, всё равно там накормят, в садике этом. Там хоть не такой творог, как дома, но тоже ничего, они же стараются.

Хотела поехать на автобусе, всё равно билет для стариков бесплатный и там поговорить можно с кем новым, но дети ругаются: - Мама! Зачем ты на автобусе поедешь, если тебя шофёр с минивэном заберёт и доставит??!! - а она же просто для интереса хотела, да и в минивэне этом всё одни и те же люди, ну хоть прохладно и мягко, тоже спасибо.

В "садике" этом, как уж мы его все окрестили, потому что садик и есть - кормят, поят и песни поют - в садике тоже разный народ, она вот уже три или четыре таких перепробовала, пока нашла, где народ интересный, потому что в других как в столовую приходят: пожрать и с собой унести, а надо же для души, чтобы с людьми, чтобы интересно и попеть тоже.

Обычный у них творог, магазинский и городской, как дома уже нигде не будет, пусть хоть такой, хлеб не буду - и так сахар высокий, сейчас вот после завтрака сестричка давление померяет, а то что-то шалило в последнее время, надо бы к кардиологу сходить, когда время выдастся. Некогда вообще-то по врачам шататься, да и очереди там минут на двадцать, совсем обнаглели!

На физкультуру зовут, как будто ей мало в жизни было руками-ногами дрыгать, и так устала уже, всю жизнь отпахала, хоть дайте у массажиста что ли посидеть в кресле минут десять, они эти азиаты старательные такие, только бормочут там чего-то по-своему на ихнем английском, забавно так!

Не будет она ходить с этим вокером! она старуха, что ли?! она и с тросточкой, ну-у, не с тросточкой а вот с этой штукой на ножках только сейчас учится ходить, и не надо мне, я и так нормально, да и куда мне ходить? - надо будет, транспорт вызову, мне положено!

" - Ой, ты русский, милок?! А то они бормочут что-то, я не понимаю. Они хорошие эти китайцы что ли, только всё равно непонятно. Руки у них хорошие, это есть.

Мне вот шею прихватило когда в войну, я ему говорю, что теперь уже не очень поможет, а он так объясняет и смеётся что-то всё время. "Мама" говорит и смеётся.

Какая я уж ему мама? Бабушка разве."

Она же и не против на этой дорожке походить, и им тоже надо отчитаться, она же понимает, и ей самой неплохо - это они верно говорят, но не могу же я три месяца после операции на сердце скакать, как у них положено!

Отскакалась я! Ты бы в войну поскакал, как тебя там?! Хорош скалиться! Понаехало вас тут узкоглазых! У нас бурят вот был такой, тоже только скалился, а что говорит - сам не понимет, наверное. Адрес его не узнали, потом только на его призывной пункт извещение послали. И этот туда же. Так-то парень хороший, старательный и руки у него мягкие, но непонятно ничего, что он там лопочет. Про семью рассказывает, поди, как и я ему.

Справа в печени, как у мамы-покойницы, справа в печени неспокойно. Ей на обед в садике дают мясо с картошкой, как будто не знают, что это вообще нельзя делать, в последней газете было доказано, могли бы и прочитать, а то им до нас пенсионеров совершенно дела нет, хоть в магазин иди за продуктами!

Сегодня она не стала дожидаться репетиции хора к Девятому Мая, хоть там все девчонки и будут петь, потому что из других садиков тоже придут, это же наш праздник и мы его заслужили, мы не зря горбатились, не зря выли под вагонеткой, не зря подтирали у себя там кровь, чтобы только не заметил никто и не списал в карьер, чтобы подмигнуть ещё суметь этому уставшему часовому - и ему до тебя дела нет, и тебе тоже нужно только выжить.

В раю можно будет спать.

Про рай, это я уже сдуру понесло меня. У нас тоже было всё хорошо, я знаю. Сейчас надо холестерол проверить, сестричка сказала. До обеда успеем, и там ещё ужин будут домой давать, а то в прошлый раз не успела.

(смущаясь) Там сегодня новая серия по спутнику...

Дети ругаются, а я всё смотрю, как там было, дура старая. Я уж им не говорю, они в работе все, в делах, замотанные детишки мои, забегут когда продуктов принести, а у меня от государства ещё полный чулан, если кончится там у них, у меня всегда есть, ещё с войны привычка, пусть лучше будет, а то забыли все уже, как оно было.

Оно ведь было всё это, что они сейчас забыли.
...

Елена Адрееевна точно знает, что ниже дна она не упадёт. Голодать не будет, ни крышу сверху, ни сетку снизу не потеряет.

Елена Андреевна ни дня не проработала в стране, где она сейчас живёт. Ни копейки не заплатила стране, где она сейчас живёт. Это и не так уж важно.

Она старенькая и слабая, поэтому о ней позаботятся. Нельзя не заботится о старых и слабых.

Иначе наутро будет стыдно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments