June 15th, 2017

Свинина по-норманнски от Айвенго

Закадычные приятели Вильям Клерк и Вальтер Скотт уже который час сидели за столом в местном пабе, хорошо выпивали-закусывали и трепались о том, о сём. Вильям лениво ковырялся вилкой в мясном рагу, потом вдруг чем-то заинтересовался в своей тарелке, пошерудил там ещё минут пять и гневно возопил:

- Вальтер, блин! Смотри какая заковыка: на скотном дворе у нас в деревне водятся животные с простыми англо-саксонскими именами германских корней - sheep, pig, cow, так?

- Ну, допустим. И чо?

- А ничо! Теперь посмотри, что у тебя на блюде лежит: кушанья из той скотины с названиями однозначно романского происхождения - mutton, pork, beef.

- Хм, начинаю догадываться...

- Вот-вот! То есть, коренные англо-саксонские крестьяне пасли и выращивали скотину непосильным трудом, называя её, как деды завещали, а понаехавшие норманнские господа-буржуи мясо жрали от пуза и только зубом цыкали сыто, а вот величать по-мужицки животную плоть им было не по понятиям. Фи! дескать, от этих слов смердом несёт.

- Несправедливо! Совсем нечестно, - возмутился уже хорошо поддатый Скотт: - Дай-ка я роман накатаю про такую классово-этническую загогулину. Выведу на чистую воду этих лягушатников, захребетников и эксплуататоров рабоче-крестьянского класса. Англия для англо-саксов!

Так родился замысел знаменитой книги "Ивангое", где честный и благородный наш земляк прописал летальную дозу ижицы пафосному и гламурному недорыцарю из-за пролива. Впрочем, основными виновниками всей заварухи оказались, как всегда, евреи, поспешно свалившие в итоге в эмиграцию.

True story.

(Вообще, это весьма интересный вопрос образования двух параллельных тезаурусов английского языка: один для норманнской знати, другой для англосаксонских простолюдинов, и различия словарей существуют до сих пор, ибо практически на каждый термин, каждое понятие есть простое и расхожее англосаксонское слово, наряду с образованно-навороченным, "шибко умным" романским синонимом.)