March 25th, 2010

"Маленькие верёвочки, негодные к употреблению"

Не знаю как у вас, а вот у меня нужные стеллажи и полки мозга забиты какой-то старой, неопознаваемой, но какой-то родной рухлядью. Почему мой мозг решает заархивировать и положить близко к доступу какую-то совершенно непонятную фигоцию - я не знаю. Дурак он. Но хранит верно, неотступно и услужливо подсовывает в самый неподходящий момент.

Причём, подсовывает странные обрывки самого разнообразного происхождения: цитаты, образы, запахи, цвета, картины, звуки. Некоторые я могу после долгих мучений опознать ретроактивно, но иные так и плвают в мозгах вертлявыми спирохетами.

- стозевно и лаяй: это я вспомнил;

- японская книжка: там таксист, и он первый раз на смене, и знает, если поднимают два пальца - это два счётчика, если три - три, а потом он вроде кого-то сбивает;

- книжка: эстонского мальчика задавило перевернувшейся скамейкой по горлу;

- песня из пионерлагеря: там вроде как биджиз, голоса такие же, и мелодию помню, и напеть пытаюсь, а ускользает, падла;

- итальянский художник какой-то: такая сочная тётка в годах и голая с сиськами навыкате, карандаш;

- цитата из кина: - старая сволочь! - а ты, можно подумать, сволочь молодая!

И это лишь навсидку по поверхности, а там ещё столько этих сироток-оборванцев гнездится!