March 4th, 2010

Зачем Герасим утопил Муму?

Вам кого больше всего жальче из мировой культуры? По-настоящему так, до слёз?

В детстве были Кай и Герда, очень было за них тревожно, но вот Колобков всяких не жалел и равнодушно прощался с ними, как и с иными Мальчишами-Чижиками, но когда в окне появлялась отмороженная Снежная Королева, становилось неизбежно-грустно: этот Кай сейчас сорвётся, навострив лыжи (что-то каламбурится без меры), а Герда будет его искать до посинения.

У Довлатова ли это было, какой-то тип рыдал по поводу безвременной кончины Анны Карениной? Ройзман бы ей рассказал про наркотики. Анну правда жалко, но с передоза под паравоз падать не годится.

Ещё помню, в "Иностранной литературе" какой-то американский приёмный мальчик в конце произведения пошёл и сознательно утопился.

Безумно жалко Сеймура Гласса, хоть он и псих. Если бы он на глазах у девочки, в жизни бы не простил.

Девка туберкулёзная в очередной слёзовыжималке у Ремарка. Ни названия не помню, ни сюжета, а вот девку что-то до сих пор жаль.

Мальчика какого-то эстонского задавило скамейкой в какой-то эстонской книге. Вот же, всякая хрень в голове болтается!

И если уж мы говорим о бессмертных классических произведениях, то на хрена же Майкл застрелил Анну Люсию? Она такая накачанная латина с упругими сиьсками, её нельзя убивать уже во втором сезоне! Нет, так не делается. И губы пухлые, и брунэтка. Такие люди нужны в тылу!

Кого-то ещё яблоком травили в русской поэзии, какая-то старушонка типа какую-то красавицу. Чёт такое.

"А зори здесь тихие" или "Отец солдата" не рассматриваются - там нет разовой гибели, там есть перманентная неотвратимая смерть.

И Андрея Болконского не жаль - хрена ли ему тут оставалось делать, в этом мире?

До слёз было жаль Антипа Петровича, а он такое отчудил - в жизни помер. Земля ему пухом и светлая память.

Бьорк в той ужасной кине Триера, все генералы песчаных карьеров, адмирал, хотя там с самого начала было чувство, что добром не кончится, Амадей в Амадеусе Формана.

И разумеется, Анна Люсия с сиьсками. Так нельзя. Это жестоко.

Не могу молча топить!

tarnegolet когда-то давно меня опять в очередной раз совратила. Блин, записывать пора уже, а то не поверят потом на моём кладбище. Короче, она обвинила всех мужчин и опять же в очередной раз.

Гневное

Писатели! Вас одолели пороки!
Мешает вам женская стать?
В романах вы с дамами страшно жестоки,
Уже не пора ль перестать?

Вот мне не осмыслить, с какого каприза,
Рядком возлежат почему
На дне: Катерина и бедная Лиза,
Офелия, после сеанса стриптиза,
И даже собачка Муму?
(с) tarnegolet

на что ей было отвечено

Мирное

Подруга, похоже, ты сильно не в теме,
Поэтому громко шумишь.
Ответит за наше могучее племя
Один лишь Мальчиш-Кибальчиш!

А как же Чапаев? Могучий Чапаев?
Я этого всё не пойму:
Ведь он же кричал, навсегда утопая -
"Герасим! Спасайте Муму!"

А Лио Ди Каприо? Маленький Лёня?
Когда он летал на носу,
Он знал - непременно сегодня утонет.
"Погибну, но девку спасу!"

А как же парнишка, плечистый и крепкий,
С характером гордым и твёрдым, как репка?
И даже не в подвиге суть -
Горела. Могла и тонуть.

Немало печальных случалось годин,
И чтобы во все не залазить,
Наш спор разрешить сможет только один
Степан Тимофеевич Разин.