Дон (dr_eburg) wrote,
Дон
dr_eburg

Category:

[НЕБУНИН]

Кипса душу разбередила.

Убил Иван Алексеевич для меня всю русскую литератутру своего времени. Убил, в землю закопал и надпись написал – большую такую табличку: [НЕБУНИН]. За что ни возьмись теперь, не можешь удержаться от сравнения с эталоном, и сравнение не утешает. Думаешь, а как же вот “Санин”, к примеру? – вся прогрессивная молодёжь наизусть знала, гимназисты до хрипоты, до драки спорили, героя своего времени искали. Начинаешь читать Арцыбашева, а там на пятой странице закладка – НЕБУНИН. Ладно, а “Сивцев Вражек”? Любимая книга российской эмиграции, щемящая ностальгия, навек ушедшая Москва и прочие гитарные переборы в ночной тиши Пасси. Смотришь, а на обложке большими буквами пропечатано не Осоргин, а НЕБУНИН. Мережковский? Алданов? Красный граф? Ходасевич? Шмелёв? Всё интересно, всё читаешь с удовольствием, но однозначно - НЕБУНИН. Может, Зайцев? Действительно, Зайцев! Теплее, теплее, где-то рядом, чем-то похожим пахнуло, хорошим языком согрело… Но отчего же Вы так благостны, Борис Константинович? Нельзя же вот так всех скопом любить. Учитесь у Ивана Алексеевича трезвому отношению к миру.

Ладно, я знаю, как перехитрить это наваждение – достану с полки любимые вещи моего отрочества, здесь-то уж точно ошибки не будет. Достаю, перечитываю. Действительно, Передонов с Недотыкомкой всё так же хороши своим безумием, и семь повешенных висят всё так же ловко, но к детскому впечатлению начинает примешиваться критический скептицизм. Н-да. Удружил Князь, ничего не скажешь.

Вот поручика Ромашова я Ивану Алексееевичу ни за что не отдам, как он презрительно ни щурься – мой поручик! Другое дело, что поручик бродит по собранию сочинений практически в гордом одиночестве, лишь Александров немного поодаль - редкие купринские взлёты сильно разбавлены скукой, пошлостью и откровенной халтурой жене на сапоги.

А ну-ка, мы покажем Ивану Алексеевичу ремизовскую фигу! НЕБУНИН, говорите? Ещё как! То есть, абсолютно, то есть, с особым цинизмом. Поток мыслей, несвязная нечленораздельная юродивая словопись. Так не придумаешь, этому не научишься, это – Обезввелволпал (обезьянья-великая-и-вольная-палата), в эту палату просто так с улцы не попадёшь, в ней надо родиться. Бедный обезьяний царь Асыка Первый господин Ремизов! Не подходил Вам этот мир, неправильно он был для Вас сделан.

И конечно же – сатириконцы, милые сердцу грустные смехачи. Они и не хотели быть Иваном Алексеевичем, не претендовали даже, потому так уютно бывает посидеть с ними за столом в компании великолепной Тэффи, тонкого и ироничного Аверченко, простоватого и простодушного Саши Чёрного, умницы Дон-Аминадо, весёлого Бухова. Вот их-то Князь любил, тепло отзывался, насколько он умел это делать.

Эх, Иван Алексеевич, сейчас бы в тёплый и пыльный Грасс, в гости к Вам напроситься…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments